iraan (iraan) wrote,
iraan
iraan

Categories:

По Косово с Божьей Матерью Порт-Артурской

 

 

«Она говорила по–сербски и мы прекрасно её понимали»

 

Русско-сербские связи насчитывают сотни лет. Глубокие корни имеет взаимная любовь сербского и русского народов. Сербы, пожалуй, единственный народ в мире, который в большинстве своём любит русских.  Славянская общность и православная вера сближают два братских народа и способствуют развитию дружественных отношений.

Русско-сербская дружба вырастает из самого сердца народов, а не по приказу от властей и тому есть много примеров. Можно привести один такой факт. В июле 2006 года покровские казаки: иконописец Сергей Михайлович Осипенко и его племянник Михаил Осипенко совершили в Сербии крестный ход с иконой Божией Матери Порт–Артурской. Эту икону написал С. М. Осипенко. Как проходил крестный ход и что увидели в Сербии покровчане, вы узнаете из беседы корреспондента Романа Игнатова с Михаилом Осипенко.

Type your cut contents here.

 

Корр.: какова была цель вашей поездки в Сербию и какое время вы пробыли там?

М. Осипенко: Целью нашей поездки, точнее крестного хода, являлось оказание моральной поддержки сербам, немного их ободрить, на деле показать, что русские не забывают братский народ и разделяют его скорби. С иконой Богородицы Порт – Артурской  мы посетили православные сербские монастыри, в частности, монастыри многострадального Косова. В Сербии мы были с 15 июля по 29 июля 2006 года.

 

Корр.: А кто был инициатором крестного хода в Сербию?

М. Осипенко: Мы ездили группой: мой дядя Серей Михайлович, я и  наши друзья из Царского села (г. Пушкин). Это была наша частная инициатива. На Крестный Ход в Сербию нас благословили священники из Санкт-Петербургской епархии.

Корр.: Долго пришлось ждать оформления визы?

М. Осипенко: Нет, не долго. Визу в Сербию можно оформить за один день. Ещё проще, когда есть приглашение из Сербии.

 

Корр.: У вас было такое  приглашение?

М. Осипенко: Да, у нас было приглашение с сербской стороны. Из Москвы мы прилетели в белградский аэропорт имени Николы Теслы. Этот сербский учёный сделал великие открытия в области физики и электротехники. В 2006 году Сербия, весь научный мир отмечают 150 лет со дня рождения учёного.

В белградском аэропорту нас встретил протоиерей Йован из города Шабац. Численность населения этого города 30 – 40 тысяч человек. В храме г. Шабаца, посвященном св. Василию Острожскому, находится копия Порт – Артурской иконы Божией Матери. Отец Йован нас встретил, и мы на его машине поехали в село Радовашницу. В этом селе есть монастырь, где архимандритом является отец Николай, который нас и пригласил в Сербию.

В Радовашнице мы гостили несколько дней. Затем мы крестным ходом отправились в Шабац. Мы поместили икону в открытый кузов грузового автомобиля и неторопливо двинулись в сторону Шабаца. По ходу нашего движения за нами выстроился почетный добровольный эскорт из автомобилей из 20 машин.

Все жители Шабаца ждали Богородицу. От Шабаца до Радовашницы около 20 километров. В главном храме Шабаца нас торжественно встретили, был спет акафист Порт – Артурской Божией Матери на сербской языке.

После этого мы посетили пять православных монастырей, которые находятся недалеко от Шабаца в местечке Фрушка гора. Это место называют Сербским Афоном – там  сосредоточено несколько десятков небольших монастырей.

Среди них наиболее известны монастыри Велика Ренова, Язык, Раваница.

На следующий день мы направились в Боснию.

Посетили резиденцию епископа в г. Биелина и затем женский монастырь  Тавна.

 

Корр.: Вы не ощущали в Боснии конфликтного настроения среди местного населения?

 

М. Осипенко: В Боснии живут и сербы и мусульмане. Мусульманские мечети и православные храмы иногда соседствуют друг с другом. Поэтому можно слышать призыв к намазу муэдзина и звон православных колоколов, зовущий на церковную службу. Судя по спокойному виду прохожих, православные и мусульмане довольно мирно уживаются. Хотя мы в Боснии были всего один день.

 

Корр.: Вы с кем встречались в Боснии?

М. Осипенко: Мы хотели встретиться с епископом Василием, но не получилось, он был в отъезде. Но мы пообщались с монахами, которые находятся на послушании у епископа. На меня эти монахи произвели очень благоприятное впечатление. Мне они показались высокодуховными людьми. Игуменья монастыря Тавна рассказали нам, что когда в 1999 году натовские самолёты бомбили Югославию, то бомбы падали в нескольких шагах от монастыря. И ни одна бомба не упала на монастырь, что монахини сочли истинным чудом.

 

Корр.: Михаил, а как вы общались с сербами, на русском или сербском? Были проблемы с языком?

М. Осипенко: Это была первая моя поездка в Сербию. Но я скажу, что процентов сорок от сербской речи я без перевода понимал. Сами сербы полушутя говорят, что если русские с ними будут говорить на русском языке, делая ударение в словах на первом слоге, то они без труда поймут смысл. Русская речь и сербская "сличны", т. е. похожи.

 

Корр.: Можешь привести несколько примеров сербских слов?

М. Осипенко: Конечно. Парни – по-сербски момци, достаточно – это доста, красиво – лепо, монастырский послушник – искушенец.

 

Корр.: А цены в Сербии каковы?

М. Осипенко: Денежная единица Сербии – сербский динар. Два сербских динара равны одному рублю. Цены мне показались ниже, чем в Москве, но  выше, чем в Покрове. Я купил лицензионный диск с сербскими песнями: он стоит четыреста динаров. Это двести рублей. А вот духовную музыку мне покупать не пришлось: регентша хора соборной церкви Белграда подарила мне свой диск с песнопениями.

 

Корр.: А русских святых сербы знают?

    М. Осипенко: Знают, и даже очень хорошо. А самым почитаемым в Сербии русским святым является царь Николай II и его пародица – семья. Во многих сербских храмах есть икона царя Николая II. Сербы любят его как своего защитника.

 

Двадцать первого июля  мы приехали с нашей иконой к монастырю святого Луки, где служит архимандрит Алексий. В этом монастыре есть  капелла – часовня двух царей: Царя Николая II и царя Лазаря Сербского. На колокольне часовни два огромных колокола, отлитых по заказу в Воронеже. На центральном аналое часовни находятся две иконы: царя Лазаря и царя Николая.

В этот день, когда мы приехали, сербы отмечали день святого Прокопия. Меня удивило, с какой детской искренностью и верой они отмечают праздники своих любимых святых. К монастырю перед праздником  подвозят карусели для детей.  

На улице ставятся большие столы со скамейками под шатрами. Шатры – это большие военные палатки. Накрывается богатый стол. После торжественной литургии под открытым небом, все начинают веселиться, люди усаживаются за столы.

Приём пищи у сербов представляет особый ритуал. Гостям подаётся стакан с родниковой водой и ложечка, а в центре стола ставится большая миска с мёдом.

Желающему наливают кислую воду - минеральную. Люди мирно беседуют. Минут через двадцать приносят сладости и горячий кофе в чашечках. Для оживления беседы подают ракию – сливовую настойку.

В каждом монастыре нас угощали ракией. Везде крепость ракии отличалась. Думаю, это зависит уже от вкусов настоятеля.

После этого, когда люди полакомились, начинается основная трапеза. Подаются горячие блюда, салаты. В завершение приносят лубеницу – арбуз, нарезанный мелкими дольками. После того как арбуз съеден, люди поднимаются из-за стола. Читается молитва,  потом народ расходится или танцует.

 

Корр.: Вы пробыли некоторое время в Боснии, а потом?

М. Осипенко: Мы были в Боснии  21 июля. А потом мы поехали обратно в Сербию, но пограничники нас не пустили: они сказали, что наша виза закончилась и нам необходимо оформить приглашение из Сербии. Мы остановились у знакомых отца Николая. Переночевали. Послали запрос и, получив приглашение от отца Йована, выехали из Боснии в Радовашницу.

 

Корр.: Косово – это духовное сердце сербского народа. В Косове было очень много православных святынь. Там 28 июня 1389 года произошла битва сербов с завоевателями – турками. Косово в памяти сербов как Куликово поле в памяти русских людей. Каким вы увидели Косово в наши дни?

М. Осипенко: Двадцать четвертого июля мы выехали из Радовашницы в Косово. Патриарх Сербский Павел дал благословение на поездку. Кроме того, мы связались с посольством России в Сербии и договорились, что на территории Косова нас будет сопровождать полицейский эскорт. Косово находится в составе Сербии, но с 1999 года оно под управлением ООН. Сейчас большинство проживающих в Косово – это албанцы - мусульмане. Себя они называют шептарами.

Поздно вечером на границе нас встретил шеф русской канцелярии в Приштине. Как только мы въехали в Косово, все почувствовали напряжённую враждебную атмосферу. Мы остановились в гостинице у монастыря Грачаницы, а с утра посетили сам монастырь. Он охраняется шведами из миротворческих сил KFOR. У входа в монастырь контрольно- пропускной пункт, на котором сидит охранник в бронежилете, с автоматом в руках. Монастырь по периметру огорожен колючей проволокой от незваных гостей. Первой нас встретила монахиня Злата.

 С иконой Богородицы мы зашли в монастырскую церковь, построенную при святом короле Милутине в 14 веке. У меня было ощущение, что я попал в древнюю Византию. После чтения акафиста игуменья Ефросинья  пригласила нас за стол. Она говорила по-сербски, и мы прекрасно её понимали. От неё мы узнали об истории и жизни монастыря. Сама матушка Ефросинья подвизается в нём с 1954 года. Недавно в монастырь приезжал греческий посол, он помог поставить вокруг монастыря ограду.

После Грачаницы в сопровождении полицейского патруля мы поехали в мужской монастырь Високи Дечаны. Он был построен правителем Душаном Сильным. Монастырь охраняется итальянскими миротворцами.

В нем живут пятнадцать монахов под управлением игумена Феодосия. Гостей из России они встретили с большой радостью. Главная святыня этого монастыря – мощи святого Стефана Дечанского. Для нас игумен открыл раку с его мощами. Мы ощутили благоухание.

При монастыре есть своё хозяйство: мини – электростанция, коровник, молочная ферма, сыродельня.

 Мы посетили иконописную мастерскую при монастыре.

Вечером мы поехали в другой монастырь - Печку Патриаршую, но там мы находились совсем недолго.

Корр.: Не опасно ли было везти икону?

М. Осипенко: На нашей машине были белградские номера. Косовские мусульмане шептары кричали в наш адрес, угрожающе махали кулаками и даже бросили в нашу сторону несколько камней. Один из них чуть не попал в стекло машины.

В мае месяце этого года в Косово была обстрелян автомобиль протоиерея Срджана Станковича, секретаря Рашко - Призренской епархии Сербской Православной Церкви. Он ехал с женой и малолетними детьми. К счастью никто не пострадал, хотя в машину одна пуля попала.

 

Корр.: А почему в православном Косове господствуют мусульмане - шептары?

М. Осипенко: При Иосипе Броз Тито, пришедшим к власти в Сербии в 1945 году, православное Косово заселили албанские мусульмане. А сербам было запрещено возвращаться после окончания войны на свою Родину, к своим очагам. Так был заложен фундамент будущей войны между православным сербами и шептарами мусульманами. Сейчас 90%  населения Косова шептары, а 10% - сербы. Перед Второй мировой войной сербы составляли более 60% населения Косова.

Сам Косовский край по некоторым сведениям богат полезными ископаемыми. Америка поддерживает шептар. В Косово повсюду американские флаги, плакаты с изображением Билла Клинтона, есть даже своя статуя Свободы. Она громоздится на крыше отеля «Виктория» в Приштине – центре Косова. Складывается ощущение, что Косово – американский штат. В Косово является типичной картина, когда рядом с разрушенным домом серба стоит новый особняк шептара. Многие албанцы, не работая, живут за счёт щедрого финансирования с Запада.

 

Корр.: Что представляет собой сербская молодёжь? Каковы её политические чаяния и взгляды?

М. Осипенко: Сербскую молодёжь волнует судьба Косова. Потому что Косово – это колыбель сербского православия. В Косове находятся знаменитые сербские монастыри: Високи Дечаны, Грачаницы и Печка Патриаршая.

 

Корр.: Интересно, а есть какое-нибудь ярко выраженное отличие сербского православия от русского?

М. Осипенко: Сербы – очень религиозный народ. В праздники много молодёжи приходит в храмы. У сербов есть один замечательный праздник. Это праздник Крестной Славы. У каждой сербской семьи есть свой небесный покровитель, своя Слава. У кого–то Архангел Михаил, у кого-то князь Лазарь. Детей в сербских семьях стараются называть именами небесного покровителя семьи.

Хозяйка семьи, где празднуется Слава, выпекает специальный калач из пшеничного теста, замешанного на крещенской воде. А в центре калача выдавливают такие буквы: ИС, ХС, НИ, КА. Они означают буквально следующее: Иисус Христос – Победитель.

 

Корр.: Вам довелось увидеть, как празднуется Крестная Слава?

М. Осипенко: Нам повезло, мы присутствовали на празднике Славы у отца Николая. Как раз был день святого Николая Угодника, покровителя его семьи. В Радовашницу съехалось более 100 гостей. Среди них был епископ Лаврентий. После литургии было застолье. А когда все вдоволь покушали, сербы стали танцевать коло – народный танец. Он  напоминает русский хоровод.

После пляски гармонист заводит любимую песню. А люди её хором поют. В душевном порыве мы спели сербам песни: «По Дону гуляет казак молодой» и про Кудеяра-разбойника.  Сербы с радостью подхватывали.

Корр.: А вообще, каково настроение сербов, каков их моральный дух?

М. Осипенко: Сербы очень надеются на Россию. К ней они питают большую любовь. Перед нашим отъездом в Россию сербы выпросили на память казацкую фуражку моего дяди, Сергея Михайловича. Казаки воевали за Сербию. Память об этом у сербов жива.

 

( все вопросы и отзывы будут переданы М. Осипенко)


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments